Привычки братьев Герасиных

Brothers

Для нас, пассажиров, трамвай – резвый вагончик, который быстро и без пробок доставит в нужное место. А для братьев Герасиных – вся жизнь.

Гордость братьев Герасиных не золотые руки — голова. На полном серьезе они заявляют, что работа электрослесаря — интеллектуальная. Правда, Александр и Виктор не имеют дело с мудреными технологиями, которыми напичкан современный транспорт. Их трамваям по 30 лет, но бегают резво — благодаря быстрой, а главное, точной работе братской мысли. По словам Герасиных, у каждой неисправности своя логика. Почему при нажатии именно этой  кнопки что-то не включается? Что заставляет вагон резко тормозить? Откуда при движении появляется непривычный для трамвая звук? Тут важно не только знать досконально устройство трамвая. Надо уметь логически мыслить, просчитывать, а иногда и предвидеть ту или иную поломку.

— Мы имеем дело не столько с  механикой — там все понятно, ее можно увидеть, наконец, пощупать. У нас электрика. А это… Ее понимать нужно: почему именно в этом проводе, именно в этом месте ток прервался, —разводит руками Виктор. — Так что голова у электрослесаря должна варить как надо. На все про все отводится не более десяти минут. За это время на линии должна быть устранена любая поломка.

У аварийной бригады, которой руководит младший Герасин, проблем со временем нет: ребята шустрые, дело свое знают. Александр тоже бригадир. Со своей командой он занимается

осмотром и техническим обслуживанием вагонов перед выходом на линию. В каждом из них под полом и крышей спрятано от посторонних глаз 11 километров (!) тонких и толстых проводов, которые соединены в сложную схему. Ее-то и нужно постоянно держать в памяти и пользоваться умело. Метод проб и ошибок не пройдет — нужны точность и четкость. 

Недавно был случай. 35й вагон сломался на линии — что-то с тормозной системой. Дело серьезное. Загнали вагон в депо. Бригада Александра проверила — вроде бы все в норме. Чуть ли не весь вагон по запчастям разобрали. Причину не нашли. Сел тогда Александр над проводами, сопоставил все, в голове прокрутил возможные варианты и нашел-таки «занозу»: на малюсеньком участке 11километрового «хвоста» оборвался медный провод. Но что самое интересное: снаружи-то он целехонький. Как это понял и вычислил место обрыва старший Герасин? Чуйка? Возможно.

— Тут как следопыт работаешь, — поправляет каску Александр. — Идешь по следу тока.

Всю жизнь Герасины трудятся в трамвайном депо.Виктор — без малого 40 лет, Александр — почти 30. Как говорят сами братья, привычка. А она тоже вещь хорошая. Что плохого, если люди привыкли работать на совесть?

— В другом деле себя не мыслим, — в один голос заявляют братья. — Работа у нас интересная, и чудес разных хватает. Взять хотя бы 25-й вагон. Первый левый тормозной механизм в нем резковат. И разбирали, и пять раз его меняли — бесполезно. Вагону три десятка лет, и все эти годы у него одна и та же болячка. А вот вагоны 4 — 3, 94 — 93 никак не хотят следовать в строгой последовательности. Только так. Когда их сцепили первый раз по порядку, они не поехали. Поменяли местами — тронулись.

— Характер такой, наверное, — пожимают плечами братья. — Есть ведь вагоны, которые мало хлопот доставляют. А есть своенравные — каждый день с ними что-нибудь приключается. Зато нам скучать не приходится.

— Жаль, что год от года все меньше молодых ребят в депо приходит, — говорит Александр. — Сейчас на одних бакалавров учат. А нам хорошие инженеры нужны, рукастые слесари, электрики. Мы все не вечные, а заменить некем. Поэтому рук свободных порой не хватает. Вот и трудятся практически без праздников и выходных. Правда, от Александра и Виктора не услышишь недовольства и жалоб. Они из той породы людей, для кого слово «надо» — ориентир по жизни.

Екатерина КОЗЛОВА